Превращение Польши в дворянскую «республику» с избираемым королём во главе совпало с заключительным этапом образования многонационального Польского государства.

До середины XV в. польско-литовская уния оставалась еще могущественным фактором борьбы с германской феодальной агрессией на востоке.

С середины XV в. объективное значение польско-литовской унии резко изменилось.

В результате 13-летней войны Тевтонский орден был окончательно разбит.

Польские феодалы не использовали, однако, победы над орденом для того, чтобы добиться его полной ликвидации.

Они не ставили в это время своей задачей воссоединение с Польшей её западных земель, захваченных германскими феодалами.

Во второй половине XV — первой половине XVI в. в политике польского господствующего класса определённо брала верх линия на экспансию в сторону украинских и белорусских земель.

Проводя эту агрессивную политику, польские феодалы игнорировали национальные интересы своей страны на западе.

В 1519—1521 гг. между Полыней и магистром.Тевтонского ордена Альбрехтом Бранденбургским, отказавшимся принести вассальную присягу польскому королю, вновь происходила война.

Тевтонский орден снова потерпел поражение; тем не менее Сигизмунд I и польские феодалы разрешили Альбрехту превратить орден в светское государство и стать наследственным герцогом прусским, продолжавшим, правда, оставаться вассалом Польши.


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

Впоследствии Сигизмунд II Август признал за бранденбургскими маркграфами право на наследование прусского престола в случае прекращения линии Альбрехта.

Таким образом, создалась реальная угроза объединения в руках одной династии маркграфства Бранденбургского и герцогства Прусского, с двух сторон охватывавших нольские владения на Балтике.

В руках бранденбургских маркграфов находилась и значительная часть польских западных земель.

Наряду с существовавшей династической, или личной, польско-литовской унией у Полыни сложились во второй половине XV в. отношения династической унии с Чехией и Венгрией, престолы которых (сначала чешский, затем венгерский) занял представитель династии Ягеллонов.

Это могло иметь важное международное значение. Польше, как и Чехии и Венгрии, угрожала растущая турецкая агрессия.

Однако польские феодалу отказались от активного участия в борьбе с турецкой опасностью. Ягеллоны и стоявшие за их спиной польские феодалы уступили руководящую роль в Дунайском бассейне Габсбургам.

Польские феодалы стремились к укреплению польско-литовской унии, к включению в состав Польши Великого княжества Литовского, что открыло бы магнатам и шляхте широкие возможности для проникновения в украинские и белорусские земли Литвы; вместе с тем это неизбежно повело бы к борьбе Польши с растущим Русским централизованным государством.

К более тесному объединению Польши с Литвой стремилась также литовская шляхта; рассчитывавшая занять в едином Польско-Литовском государстве те же политические позиции, которые занимала уже шляхта в Польше.

Противниками инкорпорации (т. е. включения Литвы в состав Польши) были литовские магнаты, опасавшиеся ослабления своего политического могущества. Они желали сохранения только династической унии с Польшей.

Но стремление к подавлению украинского и белорусского народов и враждебность к Русскому государству объединяли польских и литовских феодалов.

Воспользовавшись тяжёлым положением Литвы во время Ливонской войны, польская шляхта добилась от литовских панов в 1569 г. на сейме в Люблине согласия на новый унитарный договор (Люблинскую унию), по которому Польша и Литва образовали одно государство — Речь Посполитую («республику»), с общим центральным органом — вальным сеймом.

Глава Речи Посполитой подлежал избранию шляхтой обеих частей государства и должен был считаться одновременно королём польским и великим князем литовским.

Каждое из объединившихся государств — Литва (Княжество) и Польша (Корона) сохраняли свою внутреннюю автономию: отдельную администрацию, суд, бюджет и войско.

Польские и литовские феодалы стремились отрезать Русское государство от Прибалтики и не допустить его дальнейшего усиления.

Иван Грозный, боровшийся с Ливонским орденом за выход к Балтийскому морю, вступил в длительную и ожесточённую войну сначала с Литвой, а затем с Польско-Литовский государством.

Эта война достигла особого напряжения в конце 70-х и начале 80-х годов при Стефане Батории (1576—1586), избранном королём Речи Посполитой после того, как Генрих Валуа покинул Польшу, чтобы занять французский трон.

По перемирию, заключённому в Запольском Яме (1582) на 10 лет, Ливония передавалась Речи Посполитой.

Вскоре Баторий стал готовиться к возобновлению войны с Русским государством. Военные приготовления прервала его смерть.

Речь Посполитая была многонациональным государством, в котором господство принадлежало польским и литовским феодалам.

Быстрая полонизация феодальной верхушки в Литве, на Украине и в Белоруссии и проникновение на Украину и в Белоруссию польских землевладельцев привели к тому, что классовые противоречия в восточных областях государства осложнились национальными и религиозными.

С 60-х годов XVI в. и особенно в конце XVI и начале XVII в. при Сигизмуыде III в стране свирепствовала католическая реакция, проводившаяся иезуитами.

На церковном соборе в Бресте в 1596 г. провозглашена была так называемая Брестская уния, которая сделалась орудием феодальной колонизации восточных областей страны польским магнатством и шляхтой и усиления в этих районах крепостнического гнёта.

Всё это резко обостряло национальные и классовые противоречия, особенно на Украине и в Белоруссии.