Крестьяне, пришедшие в город, не имея никакой специальности, поступали в качестве чернорабочих в сукнодельческие мастерские Флоренции, Сиены и некоторых других городов на условиях самой низкой оплаты труда.

В сукнодельческих мастерских работали и разорившиеся, потерявшие свою самостоятельность городские ремесленники. Они обычно выполняли более сложные работы на сукновальных мельницах, на горизонтальных ткацких станках, в мастерских по вытягиванию и окраске сукна.

Главное в развитии производительных сил в ремесленной промышленности Италии XIV—XV вв. заключалось в том, что каждый участник производственного процесса был занят теперь одной операцией. Таких отдельных операций насчитывалось тогда в сукнодельческой мастерской свыше 20. Следовательно, внутри сукнодельческой или шерстоткацкой мастерской уже имело место разделение труда, которого не знала мастерская цехового ремесленника.

К тому же участником производственного , процесса был уже не цеховой мастер или подмастерье, а наёмный рабочий. Произошло качественное изменение трудового процесса, которое вело к существенному повышению производительности труда.

В «Трактате об искусстве обработки шерсти» подробно описывается процесс изготовления сукна в мастерских Флоренции. Прежде всего шерсть кипятили в больших чанах для удаления пота, жира и сора, затем промывали в холодной речной воде, сушили на солнце, очищали от мелкого сора, кусочков мяса и т. п., трепали, а затем, сложив в пучки, отправляли в окраску или на дальнейшую обработку.


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

В последнем случае её снова смачивали водой, пропитывали растительным маслом, перетряхивали и расчёсывали гребнями или щётками Чесаная шерсть шла на прядение, а очёски подвергались дальнейшей обработке. Чесальщики шерсти и другие чернорабочие, которые кипятили шерсть промывали и трепали её, назывались во Флоренции чомпи.

Прядением обычно занимались крестьянки окрестных деревень и бедные жительницы города. Пряли шерсть при помощи веретена или ручной прялки, снабжённой колесом или ручным приводом. В одной из своих новелл Боккаччо повествует о такой прядильщице — Монне Бельколоре, жене крестьянина Бентивенья дель Маццо из деревни Варлунго.

Она получает сырьё для пряжи, которую должна по субботам сдавать во Флоренции. Нужда заставляет её заложить своё единственное праздничное платье и праздничный пояс мужа. Выкупить наряды она не в состоянии, а без них, по её словам, «нельзя появиться ни в церкви, ни в другом приличном месте».

При возвращении в центральную мастерскую пряжа взвешивалась и распределялась по сортам, затем подвергалась снованию и направлялась ткачам. Одна кусок сукна ткали обычно два человека на горизонтальном ткацком станке.

Готовая продукция вновь поступала в центральную мастерскую, где её качество проверялось контролёрами. Сукно кипятили в воде, очищая от клея и жира, валяли, снова промывали, сушили и прессовали на винтовом прессе. В XIV в. для валяния применяли сукновальные мельницы, приводимые в действие силой речной воды.

Разделение труда внутри мастерской между отдельными работниками наблюдалось также на строительстве кораблей в Венеции и Генуе. Тысячи кораблестроительных рабочих этих морских республик Италии и некоторых других её приморских центров составляли уже значительный отряд наёмных рабочих.

Подобное разделение труда внутри одного и того же производственного процесса наблюдалось также в металлургии и в горном деле, в частности в медных и серебряных рудниках Тосканы и Ломбардии. Основная работа в шахтах производилась постоянно работавшими в них наёмными рабочими, выполнявшими определённую операцию (забойщиками, плавильщиками и др.).

Плавильные печи находились во владении нескольких компаний предпринимателей и обслуживали ряд шахт. При шахтах и плавильных печах работало также большое число чернорабочих, вчерашних крестьян. Плата, получаемая за работу от владельцев мастерских, рудников и верфей, стала единственным источником существования многочисленного предпролетариата.

Многие городские ремесленники, особенно ткачи или красильщики, а также многочисленные сельские прядильщики, хотя и работали на дому, точно так же уже целиком зависели от предпринимателей и выполняли их заказы. В одной лишь Флоренции в XIV в. насчитывалось около 30 тыс. человек, работавших в городе и окружавших его деревнях на предпринимателей-шерстяников, владельцев крупных шерстоткацких и сукнодельческих мастерских.

Эти предприниматели являлись полноправными членами цеха, которые сами ужо не трудились, а эксплуатировали на своих сукнодельческих предприятиях многочисленных наёмных рабочих и зависимых ремесленников, работавших на дому.

Владельцы крупных мастерских объединяли свои силы и средства и составляли компании, занимавшиеся одновременно торговой, промышленной и банковской деятельностью и сбывавшие продукцию своих мастерских главным образом на внешнем рынке — в разных странах Европы и Восточного Средиземноморья. Широкая внешняя торговля давала новый толчок развитию промышленности и требовала изменения старых цеховых методов производства.

Таким образом, в наиболее развитых городах-государствах Италии, в некоторых отраслях промышленности (в сукноделии, судостроении и др.) появились новые формы производства, существенно отличавшиеся от феодального цехового ремесла.

Этой новой формой промышленности была мануфактура, т. е. такая организация производства, при которой в одном и том же месте или по крайней мере над производством одного и того же вида товаров, под началом одного и того же капиталиста работает большое число рабочих, что, как указывал Маркс, «составляет исторически и логически исходный пункт капиталистического производства».

Главными причинами появления мануфактуры были дальнейшее разделение труда и широкое развитие товарно-денежных отношений, приводившие к значительному увеличению ремесленной продукции, направлявшейся на рынок. Самое раннее появление мануфактурных предприятий в феодальной Европе наблюдалось в экономически наиболее развитых городах Италии и некоторых центрах экспортной торговли других стран (фландрских, голландских и других городах), где зачатки капиталистического производства встречались уже в XIV и XV вв.

В этот период возникли новые формы торговли, учёта и банковских операций (двойная итальянская бухгалтерия, являющаяся основой современной бухгалтерии, перевод денег по векселю и т. д.). Итальянские города вели обширную торговлю со странами Западной Европы, Восточного Средиземноморья и Азии, а также с генуэзскими и венецианскими факториями в Северном Причерноморье: городами Кафой (Феодосией) и Таной.

С торговыми операциями были тесно связаны и банковско-ростовщические компании Сиены, а затем Флоренции (компании Барди, Перуцци, Веллути и др.), которые выступали в качестве кредиторов и сборщиков папских доходов в Англии, Франции и Неаполитанском королевстве.

Нередко эти компании захватывали монополии на сбор налогов в названных странах, вывоз Основных продуктов (шерсти — из Англии, зерна —из Неаполитанского королевства), разработку руды и т. д. Огромные прибыли, получаемые от торговли, позволяли зарождавшейся итальянской буржуазии расширять производство и перестраивать его на капиталистических началах.

В мануфактуре происходило уже присвоение прибавочной стоимости владельцами капитала посредством эксплуатации наёмного рабочего, что было характерно именно для мануфактуры, как для ранней и примитивной, но уже специфически капиталистической формы производства.

Смена феодальной формы эксплуатации капиталистической означала лишь замену одной формы гнёта другой. Новые господа в городах были беспощадными эксплуататорами. Шерстобиты, горняки, кораблестроители направлялись на работу с восходом солнца и работали до захода; рабочий день длился 14—16 часов в сутки. Работа протекала под строгим надзором надсмотрщиков, хозяева сами могли судить и наказывать рабочих. Пользуясь тем, что нанимавшиеся на работу были лишены средств к существованию, хозяева давали им аванс, без отработки которого покидать мастерскую запрещалась.

Оплата труда была крайне низкой, к тому же с рабочих взыскивали бесчисленные штрафы за малейшие проступки или упущения в работе. Флорентийский писатель XIV в. Саккетти рассказывал, что для того, чтобы кое-как пропитать свою семью, рабочий-шерстобит должен был весь день работать в мастерской, а его жена днём п ночью прясть шерсть дома.

Рабочие-шерстобиты ютились в низких деревянных лачугах, куда свет и воздух проникали только через открытую дверь. На страже этой эксплуатации стояла католическая церковь. С церковных амвонов раздавались проповеди, угрожавшие отлучением от церкви за нерадивое отношение к работе.

Хотя в Италии XIV—XV вв. уже начали зарождаться ранние формы капиталистического производства, система эксплуатации наёмных рабочих существовала тогда ещё не в масштабе всей страны, а лишь в её отдельных передовых центрах.

Это были первые островки капиталистического производства среди моря феодальных отношений не только в Европе, но и в самой Италии. Поэтому Энгельс характеризовал этот период только как начало капиталистической эры.

Возникновение капиталистических отношений в масштабе всей Западной Европы произошло лишь в XVI в.