Весной 1940 года войска фашистской Германии оккупировали Данию и Норвегию. Вскоре после этого Германия напала на Бельгию и Голландию, вторглась во Францию. В этой обстановке Исполнительный Комитет Коммунистического Интернационала выступил с воззванием к трудящимся всего мира.

«Никогда еще идея международной пролетарской солидарности,— говорилось в воззвании,— не имела столь жизненного значения для рабочих всех стран, как в эти дни военного пожара, охватившего Европу и Азию... Смыкайте свои ряды с великой страной социализма!.. Да здравствует братский союз пролетариев всех стран!»

С расширением масштабов войны стали расширяться и масштабы народного Сопротивления. Первоначально оно еще не было достаточно организованным и целеустремленным, действовали, как правило, отдельные группы.

Во второй половине 1940 года и в начале 1941 года движение Сопротивления в оккупированных странах стало принимать все более массовый характер. Однако с самого начала выкристаллизовались две политические линии Сопротивления, две стратегии и тактики.

Одну из них осуществляли демократические силы, возглавляемые коммунистическими партиями. Это была линия, выражавшая коренные интересы народов и направленная на полный разгром оккупантов и их пособников внутри каждой из стран.

Коммунистические партии стремились к тому, чтобы объединить все силы народа, создать широкие национальные фронты борьбы против фашизма.

Другая политическая линия определялась буржуазными эмигрантскими правительствами и их сторонниками внутри оккупированных стран. Они также стремились к поражению Германии и ее союзников, но выступали против развертывания широкого фронта освободительной борьбы, придерживались пассивной тактики, а порой даже сдерживали освободительные силы оккупированных стран.

Выступая против этого курса, коммунистические партии оккупированных стран в глубоком подполье в тесном сотрудничестве с другими патриотическими организациями стали создавать единые центры по координации руководства освободительным движением народов.

В разных странах они назывались по-разному, но во всех оккупированных странах это были органы, руководившие движением народного Сопротивления.

В них участвовали люди различных политических убеждений: коммунисты, социалисты, христианские демократы, представители других политических партий и организаций, втягивались в борьбу люди, прежде чуждавшиеся политики. В ходе борьбы преодолевался многолетний раскол в рядах рабочего класса.

Оккупанты рассчитывали с помощью предателей типа Квислинга, Мюссерта, Дегреля, Недича, Ван Цзин-вэя и им подобных удержать в кабале народы оккупированных стран. Но борьба против захватчиков принимала с каждым днем все более массовый и организованный характер.

Коммунистические партии разработали программы антифашистской борьбы применительно к конкретным условиям своих стран. Почти все программы предусматривали создание патриотических отрядов вооруженного действия, комитетов национального освобождения.

Немаловажное значение в этот период имело преодоление настроений растерянности и безнадежности, распространившихся среди значительной части населения оккупированных стран в связи с победами немецко-фашистской армии.

В глубоком подполье устанавливались контакты между коммунистами и социалистами, создавались тайные боевые антифашистские группы, издавались многочисленные газеты, листовки, бюллетени.

Свирепый террор, концентрационные лагеря, усовершенствованные и изощренные методы физической расправы не могли приостановить деятельности коммунистических партий, проявивших беззаветную преданность народам.