Суперобложка к первому изданию на русском языке. Художник Е.А. Кибрик. 1935 год.

Суперобложка к первому изданию на русском языке. Художник Е.А. Кибрик. 1935 год.

В первые послевоенные годы во французской литературе, как и во многих других литературах Европы, сказалось влияние «авангардизма». Наиболее видным его представителем во Франции был писатель, критик и публицист Андре Жид.

Произведения этого мастера «интеллектуальной» прозы, и в первую очередь роман «Фальшивомонетчики» (1926 г.), содержали, несмотря па декадентские настроения, острую критику буржуазной идеологии, морали и наглядно демонстрировали опустошительное влияние, которое производил капитализм в психологии людей.

А. Жид показал, как в условиях капиталистического общества распадаются и гибнут лучшие человеческие качества, уступая место холодному расчету, лицемерию и повсеместному распространению фальшивых ценностей в литературе, политике, в мире деловых отношений и в семье.

Однако широкую читательскую аудиторию завоевывали не утонченно «интеллектуальные», хотя и по-своему интересные, романы, а произведения реализма, никогда но терявшего во Франции своего ведущего значения. Важный этап начался в это время в творчестве Ромена Роллана, одного из самых крупных писателей XX в.


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

Переоценка ценностей, постепенный отход от идей абстрактного гуманизма, от теории непротивления злу насилием, воспринятой у Толстого и Ганди,— все развитие творчества Роллана в направлении социалистического реализма было сложным и противоречивым.

Чертами интенсивных идейных и художественных исканий отмечены повесть Роллана «Пьер и Люс» (1918 г.), роман «Клерамбо» (1920 г.), пьеса «Лилюли» (1919 г.). В них писатель, отрицая милитаризм и буржуазный строй, изображает войну лишь как безумную кровавую бойню.

К подлинной революционности Роллан пришел в произведениях, созданных в конце 20-х и в 30-х годах,— в сборниках публицистических статей «Пятнадцать лет борьбы» и «Через революцию — к миру», в пьесе «Робеспьер» и в монументальной серии романов «Очарованная душа». Серия состоит из четырех частей: «Аннета и Сильвия», «Лето», «Мать и сын» и «Провозвестница» (две книги — «Смерть одного мира» и «Роды»).

В первых частях конфликт героев с окружающим буржуазным миром еще едва намечается. Развитие характеров персонажей происходит как бы в замкнутой сфере, искусственно отгороженной от действительности. Поэтому поставленные писателем проблемы свободы и любви получают здесь в известной мере чисто символическое решение.

В третьей и особенно в четвертой частях эпопеи герои оказываются уже в самой гуще жизни, в водовороте острой общественной борьбы, четко ощущают подлинную политическую сущность своих врагов, знают, против кого им бороться и в ком искать поддержку и помощь.

В последних книгах серии показано развитие характера революционера не только «изнутри» — как сложный процесс, происходящий в его душе, но и как результат воздействия окружающей действительности, той борьбы, в которой он принимает участие.

В 20-0 годы завершается творческий путь крупнейшего французского писателя А. Франса. В автобиографических повестях «Маленький Пьер» (1918 г.) и «Жизнь в цвету» (1922 г.), над которыми писатель работал много лет, как бы подводятся итоги прожитой им большой и сложной жизни.

Среди произведений новых писателей-реалистов, неизвестных в предшествующий период, одно из самых видных мест заняла многотомная эпопея Роже Мартен дю Тара «Семья Тибо».

Она примыкает к «семейным» эпопеям начала XX в. («Будден-броки» Т. Манна, «Сага о Форсайтах» Д. Голсуорси), но и существенно отличается от них. Там в центре повествования—история одного рода, раскрывающая деградацию буржуазного класса; у Мартен дю Тара иной замысел. Рассказ о братьях Тибо закономерно перерастает в широкую историческую панораму, включающую исследование причин возникновения мировой войны 1914—1918 гг. (седьмая часть — «Лето 1914 года»).

Война вторгается в судьбу героев как рок. В то же время стихия войны, обращаясь мрачным абсурдом против миллионов людей, ставит в порядок дня вопрос о контроле над ходом истории, овладение ее тайной. Управлять событиями, не оказываясь у них в плену, провидеть развитие истории — такова проблематика романа.

Своеобразным наследником реализма Бальзака и Золя выступил в начале 20-х годов Франсуа Мориак.

Но если для Бальзака или Золя было характерным изображение восходящего пути буржуазного предпринимателя, то Мориак обычно показывает своих героев в зените их материального благополучия.

Тема денег получает в его творчестве новое решение. Бывшие для героев литературы XIX в. мощным рычагом, дававшим им почти неограниченную власть над обществом, деньги для героев Мориака становятся уже не властелином, подчиняющим их себе, а непреодолимыми путами, сбросить которые они не в силах.

А. Барбюс. Рисунок Л. Ванециани. 1934 год.

А. Барбюс. Рисунок Л. Ванециани. 1934 год.

В какой кромешный ад может порой превратиться буржуазная семья под влиянием денег, показывает лучшее произведение Мориака — роман «Клубок змей» (1932 г.).

Написанный в форме дневника, исповеди героя, роман буквально срывает маски с освященных многовековыми традициями семейных отношений. В «добропорядочной» буржуазной семье все ненавидят друг друга, стремятся обмануть и унизить.

Попытки вырваться из этого построенного на купле-продаже общества нередко приводят героев Мориака к преступлению. Так, Тереза Декейру, героиня одноименного романа (1927 г.), лишь ценой покушения на жизнь мужа обретает желаемую слободу.

Для Мориака бесспорна иллюзорность и бесперспективность борьбы против мира, построенного на деньгах, законы которого представляются писателю всеобщими и обязательными. Поэтому в следующем романе о Терезе Декейру — в «Конце ночи» (1935 г.) героиня, оказавшись на свободе, остается одинокой, обреченной на медленное умирание.

В раскрытии психологии героев Мориак во многом идет по пути Марселя Пруста, но в отличие от последнего тонкий психологический анализ обусловлен в его книгах сюжетным стержнем произведения.

Тот же путь углубленного психологизма, всестороннего раскрытия внутреннего мира героев избрал другой крупный французский писатель — Жорж Дюамель. Гуманистическая тема лежит в основе его двух монументальных произведений — эпопеи «Жизнь и приключения Салавена» (1920—1932 гг.) и «Хроники семьи Паскье» (1933—1945 гг.).

Салавен — это рядовой, «маленький» человек с микроскопическими радостями и мизерными запросами. Неудачник в любви и дружбе, он остро ощущает свою ненужность и одиночество. Салавен живет в замкнутом, им самим созданном мирке собственных переживаний и ощущений, вне большого мира, пути к которому ему найти не дано.

Попытка связать свою судьбу с революционерами (обрисованными в романе весьма схематично и условно) заканчивается неудачей: Салавен снова замыкается в самом себе. В то же время его стремление бороться с окружающим миром путем индивидуального бунта завершается трагически, и Салавен погибает.

В следующем цикле («Хроника семьи Паскье») жизнь основных персонажей уже дана на фоне современной писателю французской действйтельности. «История Паскье,— писал Дюамель,— позволяет порой увидеть и историю нашего времени».

Более широкое представление об этой действительности ; дал Жюль Ромей.

В серии романов «Люди доброй воли» он стремится изобразить подобно эпопеям Бальзака или Золя достаточно полную картину жизни Франции первой трети XX в.

Поиски новых средств выразительности наиболее характерны для творчества Жана Жироду.

Жироду начал писать еще до первой мировой войны, но лучшие его произведения появились в 20-х и 30-х годах. Очень скоро он выдвинулся как блестящий и изысканный стилист, как писатель-интеллигент, пишущий об интеллигентах.

Основная тема произведений Жироду — судьба культуры в современном обществе. Его мало интересуют отношения внутри семьи и обостренные классовые конфликты, но он всё же ставит глубокие и актуальные проблемы.

Действие его романов, повестей, рассказов, пьес происходит и в современной писателю Франции («Белла», 1926 г»), й на пустынном острове Тихого океана («Сюзанна и Тихий океан», 1921 г.), й в мире модернизированной античности («Амфитрион 38», 1929 г.; «Электра», 1937 г.) или библейских легенд («Юдифь», 1931 г.).

Одно из самых сильных произведений Жироду — пьеса «Троянской войны не будет» (1935 г.). Античная тема рока звучит здесь современно и настораживающе. Тщетны попытки главных героев пьесы: и мудрый Приам, и осторожный Одиссей, и благоразумно обуздывающий себя Гектор, и даже опустошенная и холодная Елена стремятся спасти мир от крови и ужаса, по смерть висит над ними как рок; истерическая выходка жаждущего войны жреца, пьяный разгул грубого Аякса в последнем акте приводят к неотвратимому исходу — Троянская война будет!

Глубоким, правдивым и вместе с тем романтичным, пронизанным светлой мечтой о братстве и счастье людей было творчество Антуана де Бент-Экзюпери.

Его сравнительно небольшое литературное наследие (романы «Южный курьер», «Ночной полет», «Земля людей», «Военный летчик», несколько новелл, философская сказка «Маленький принц», статьи и репортажи) доныне благотворно влияет на развитие гуманистической литературы во Франции и далеко за ее пределами.

К началу 30-х годов благодаря деятельности писателей-коммунистов во Франции сложился большой лагерь прогрессивных литераторов, борющихся за мир и демократию, против угрозы фашизма. В сплочении передовых писательских сил особенно велики заслуги Анри Барбюса.

В его довоенных романах («Умоляющие», «Ад») и сборниках стихов («Плакальщицы») еще сильно чувствовалось влияние натурализма и символизма. Уйдя на фронт, писатель воочию увидел ужас и бессмысленность кровавой бойни, которую шовинисты всячески стремились окружить ореолом героизма.

Так родилась замечательная книга Барбюса «Огонь. Дневник одного взвода». (1916 г.) — роман не только об ужасах войны, но прежде всего о человеке на войне, о том, как человек побеждает войну в своем сознании и готовится к открытой борьбе против нее.

«Превращение совершенно невежественного, целиком подавленного идеями и предрассудками обывателя и массовика в революционера именно под влиянием войны показано необычайно сильно, талантливо, правдиво» — писал В. И. Ленин о романе Барбюса.

Эта книга — этапное произведение, положившее начало складыванию метода социалистического реализма во Франции. На этот путь вступают Поль Вайян-Кутюрье» Леон Муссинак, Жан-Ришар Блок, Жан Фревиль, Луи Арагон и другие.

В центре их внимания борьба рабочего класса, острые классовые столкновения, становление революционного сознания в массах. Таковы романы «Тяжелый хлеб» (1937 г.) Фревиля, «Запрещенная демонстрация» (1935 г.) Муссипака, «Сталь» Андре Филиппа, «Великая борьба» (1937 г.) Тристана Реми. Таковы и первые тома эпопеи «Реальный мир» Луи Арагона,—«Базельские колокола» (1934 г.), «Богатые кварталы» (1936 г.), «Путешественники на империале» (1939 г.).

Луи Арагон прошел сложный творческий путь. В начале своей литературной деятельности он был одним из наиболее значительных представителей «авангардизма», но уже к концу 20-х годов стал ощущать его псевдореволюционность и бесплодность.

Большое впечатление произвели на Арагона поездки в Советский Союз, знакомство с Горьким и Маяковским. Он пишет ряд поэтических произведений, знаменующих разрыв с эстетикой сюрреализма («Красный фронт», «Коммунисты правы», «Ура, Урал!» и другие), и вскоре выдвигается как крупный теоретик и пропагандист социалистического реализма во Франции.

В работах «За социалистический реализм» (1935 г.), «Реализм социалистический и реализм французский» (1938 г.) Арагон убедительно доказал, что социалистический реализм вовсе не является импортированной теорией и что предпосылки для его возникновения имеются и во Франции.

Глубокое осмысление эстетических проблем социалистического реализма помогло Арагону применить к собственной художественной практике приемы нового, прогрессивного искусства.

В цикле «Реальный мир» писатель изображает не только конфликт между трудом и капиталом, он вскрывает и другой, менее заметный, но очень характерный конфликт внутри буржуазии, отдельные представители которой покидают ее ряды и приходят к рабочему классу, к народу.

Писательский талант Арагона с наибольшей силой проявился в характеристике продажной французской буржуазии, жизни провинциального захолустья и парижского «полусвета».

В изображении же революционной борьбы пролетариата Арагон подчас оказывался излишне декларативен и схематичен. Он преодолел это на последующем этапе своего творчества.