Империалистическая буржуазия всех стран, добиваясь стабилизации капитализма, опиралась на прямую поддержку многочисленных реформистских организаций, как национальных, так и международных.

Важнейшими международными реформистскими объединениями являлись: Социалистический Рабочий Интернационал (II Интернационал), Международная федерация профсоюзов (Амстердамский Интернационал), международные объединения рабочих отдельных отраслей производства, Международная организация труда и другие.

Ведущими партиями Социалистического Рабочего Интернационала были Лейбористская партия Англии и Социал-демократическая партия Германии.

Амстердамский Интернационал профсоюзов и реформистские профсоюзные организации Соединенных Штатов, Канады, Японии, Индии насчитывали в своих рядах к 1927 году 17,5 млн. организованных рабочих. Международный кооперативный альянс объединял 50 млн. членов.

Реформисты рассматривали стабилизацию капитализма как доказательство его прочности и жизнеспособности, связывали благополучие рабочего класса с капиталистическим «процветанием» и,  сотрудничая с буржуазией в национальном и международном масштабах, стремились удержать пролетариат от революционных выступлений.

Марсельский конгресс Социалистического Рабочего Интернационала в 1925 году объявил участие социал-демократов в буржуазных Правительствах и коалициях естественным путем к завоеванию политической власти и к социализму и призвал поддерживать мероприятия по стабилизации капитализма.


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

Конгресс предложил создать в качестве органа Лиги наций Международный экономический совет, который будет изучать международные проблемы производства и потребления, облегчать международные связи и развитие транспорта, обеспечивать справедливое распределение сырья. Таким образом, вожди Социалистического Рабочего Интернационала считали возможным мирное врастание капитализма в социализм путем использования Лиги наций.

Правые руководители социалистических партий и реформистских профсоюзов во всех капиталистических странах в своей повседневной деятельности проводили политику классового сотрудничества с буржуазией, активно помогали осуществлению капиталистической рационализации производства и срывали боевые выступления пролетариата. Они развращали рабочих проповедью «мира в промышленности», «хозяйственной демократии» и тому подобными «теориями».

Новая программа Социал-демократической партии Германии, принятая на съезде в Гейдельберге в 1925 г., провозглашала основной задачей достижение «хозяйственной демократии». Путь к социализму изображался в программе как эволюционный процесс, а увеличивающаяся концентрация капитала — как постепенный переход средств производства в общественную собственность. «Хозяйственная демократия» и «контроль» над деятельностью монополий выдавались за действенное средство постепенного перехода к новому социальному строю.

Вопрос о «хозяйственной демократии» стоял также в центре внимания происходившего в том же году съезда профсоюзов Германии. Указывая на необходимость создания так называемых экономических советов с равным представительством от предпринимателей и рабочих, съезд призывал рабочий класс к усовершенствованию капиталистической системы и осуществлению рационализации производства, поскольку положение рабочих якобы зависит от благополучия и преуспевания капиталистического производства.

С развернутым обоснованием политйки классового сотрудничества выступил теоретик германской социал-демократии Гильфердинг, возвестивший в своем докладе на Кильском съезде Социал-демократической партии в 1927 г. эру «организованного капитализма».

Гильфердинг утверждал, что благодаря наличию крупных трестов исчезают конкуренция, анархия производства и кризисы, становится реальной плановая организация производства, а это в свою очередь создает возможность постепенного, эволюционного врастания капитализма в социализм. Теория «организованного капитализма», имевшая целью, приспособление идеологии пролетариата к требованиям монополистической буржуазии, была признана всеми партиями II Интернационала.

Гильфердинг вновь развил теорию ультраимпериализма с ее установкой на государственный капитализм, «хозяйственную демократию» и классовое сотрудничество. Социал-демократические вожди называли эту теорию «реальным пацифизмом».

Во внешней политике «реальный пацифизм» руководителей II Интернационала выразился в поддержке ими Лиги наций, плана Дауэса, Локарно и империалистической политики по отношению к колониальным и полуколониальным странам. Во время антиимпериалистической борьбы сирийского, марокканского, китайского и других угнетенных народов II Интернационал занимал откровенно шовинистическую позицию. Он отказался от проведения единого фронта в защиту китайской революции и не предпринял никаких мер, чтобы помешать империалистической интервенции.

Не желая бороться против опасности новых империалистических войн, вожди II Интернационала утверждали, что существование Лиги наций является надежной гарантией мирного разрешения всех противоречий капитализма.

Наряду с этим, пытаясь оттолкнуть рабочих от СССР и от идеи единого фронта, они клеветнически заявляли, что Советское правительство и Коммунистический Интернационал во имя победы мировой революции стремятся якобы вызвать новую мировую войну. II Интернационал требовал, чтобы в СССР была предоставлена свобода деятельности контрреволюционным партиям и организациям.

Брюссельский конгресс II Интернационала в 1928 году в резолюции «О мировом политическом положении и международном рабочем движении» заявил, что социал-демократия, добиваясь усовершенствования капиталистического общества, должна вести борьбу «как против диктатуры справа, так и против диктатуры слева».

При этом на СССР возводились различные клеветнические обвинения, имевшие целью оправдать политику раскола международного рабочего движения, проводимую социал-демократией.

В резолюции по колониальному вопросу Брюссельский конгресс фактически оправдывал политику колониального угнетения. В резолюции говорилось, что капитализм открывает доступ к естественным богатствам отсталых стран, способствует развитию в них более высоких форм производства и новейших средств сообщения; тем самым достигается расширение сырьевой базы мирового хозяйства и получает более широкое развитие международное разделение труда.

Конгресс высказался за поддержку стремления к независимости лишь тех народов, которые уже имеют «необходимые предпосылки современной независимой цивилизации». К ним он причислил народы Китая, Египта, Сирии и Ирака. Но и эту «независимость» руководство II Интернационала толковало чисто формально, не поднимая вопроса о полной эвакуации войск колониальных держав.

К более низкой ступени экономического и культурного развития были отнесены Индия и Индонезия, а к самой последней ступени — угнетенные народы Африки, относительно которых выражалось лишь пожелание о том, чтобы не было «неограниченной власти над ними со стороны белой расы».

Шовинистическая позиция руководства II Интернационала по колониальному вопросу была продемонстрирована также принятием предложения, запрещающего социалистам участвовать в деятельности антиимпериалистических лиг.

II Интернационал сотрудничал с буржуазией и по многим другим вопросам, углубляя раскол рабочего движения.