Еще в декабре 1933 года Советское правительство предложило Франции заключить договор о взаимопомощи с участием СССР, Франции, Бельгии, Чехословакии, Польши и Прибалтийских стран. Французское правительство затянуло свой ответ, но события 6 февраля 1934 года, когда французские фашисты попытались поднять мятеж в Париже, создали новую обстановку.

Ряд дальновидных государственных деятелей Франции, и прежде всего Луи Барту, занимавший пост министра иностранных дел, осознали, какую серьезную угрозу для страны представляют гитлеровская Германия и ее агентура во Франции и насколько важно сближение о Советским Союзом для сохранения всеобщего мира и обеспечения коллективной безопасности.

Барту поставил своей целью немедленную реорганизацию и укрепление всей системы договоров, на которых основывалась безопасность Франции.

Советские предложения о создании системы коллективной безопасности он попытался связать с Локарнским пактом и в начале мая 1934 года предложил Советскому правительству подписать два договора: Восточный пакт — договор о взаимопомощи между СССР, Польшей, Чехословакией, Финляндией, Прибалтийскими государствами и Германией, заключаемый в рамках Лиги наций, и отдельно договор между Францией и СССР. По второму договору СССР должен был быть связан в отношении Франции обязательствами Локарнского пакта, а Франция в отношении Советского Союза — обязательствами Восточного пакта.

Советское правительство согласилось с проектами договоров, и они были направлены для изучения правительствам стран, приглашаемых в качестве участников Восточного пакта. О ходе советско-французских переговоров Барту информировал участников Локарнского пакта — Англию, Италию, Бельгию и Германию.

Подписание таких двух договоров могло бы содействовать разрядке напряженности в Европе и успеху борьбы за коллективную безопасность. Однако правящие круги Англии и Соединенных Штатов, опасаясь, что Восточный пакт укрепит позиции СССР и затруднит возможность сговора западных держав с гитлеровской Германией, не поддержали инициативу Франции.

Более того, английское правительство, хотя оно на словах и с оговорками высказалось в пользу проектов, на деле стало прилагать усилия, чтобы не допустить их осуществления. Аналогичным образом действовало и американское правительство.

Ввиду этого Барту предупредил английское правительство, что если оно будет выступать против Восточного пакта, то Франция заключит прямой военный союз с СССР.

В результате поездки Барту в Чехословакию в июне 1934 г. чехословацкое правительство изъявило согласие на подписание Восточного пакта. Одновременно председатель Постоянного совета Малой Антанты сообщил, что участники ее — Чехословакия и Румыния признают СССР де-юре и устанавливают с ним нормальные дипломатические отношения. В начале августа Прибалтийские государства также выступили с декларациями, в которых одобрялась идея Восточного пакта.

Открытую враждебность по отношению к проекту Восточного пакта проявили Германия и Польша. 10 сентября Германия официально отвергла его, заявив, что она не примет участия в какой бы то ни было системе безопасности и в Лиге наций, если предварительно не будет признано ее «равенство» в вооружениях. 27 сентября дала отрицательный ответ и Польша, сославшись на то, что без Германии не может участвовать в пакте.

Кроме того, польское правительство отказывалось взять на себя какие-либо обязательства в отношении Литвы и Чехословакии. Позиция Польши, продиктованная враждой к СССР и надеждами на сближение с Германией, в значительной степени определялась и подстрекательством из Лондона.

Советское правительство, продолжая борьбу за коллективную безопасность, выразило готовность заключить пакт без Германии и Польши. Со своей стороны Барту, не отказываясь от прежних планов, выдвинул наряду с проектом Восточного пакта идею «Средиземноморского Локарно» с участием Югославии, Греции, Италии и Франции.

9 октября 1934 года для переговоров с Барту прибыл во Францию король Югославии Александр, но в тот же день Барту и король Александр были убиты в Марселе гитлеровскими агентами.