Первые вооружённые выступления крестьян, положившие начало Крестьянской войне в Верхней Швабии, произошли в феврале 1525 г. в районе Кемптена и Кауфбейрена, в Альгау.

Первыми поднялись крестьяне Кемптенского монастыря, которые уже ранее находились в постоянной борьбе с аббатами, проводившими политику их насильственного закрепощения.

В конце 1524 и начале 1525 г. крестьяне составили перечень своих жалоб против шпионского аббата. Однако их борьба вылилась в более высокую форму в феврале 1525 г., когда волна крестьянских волнений и пропаганда сторонников Мюнцера дошла до Альгау.

Кемнтенские крестьяне собрались у Луибаса и решили отказаться от судебного разбирательства поднятого против аббата дела. Речь идёт теперь, говорили они, не о суде на основе существующего нрава, а об установлении нового порядка на основе «божественного права», согласно которому не должно быть ни монастырей, ни дворянских замков.

К кемптенским крестьянам примкнули крепостные и зависимые крестьяне других духовных и светских феодалов Альгау. Решив немедленно ввести «божественное право», крестьяне сразу же перешли к действиям.

Феодалы в панике бежали в самые крупные замки и за монастырские стены. Однако размах развернувшихся революционных действий всей крестьянской массы был так велик, что даже наиболее укреплённые замки не могли устоять. Крестьяне завладевали многими замками и монастырями и разрушали их.


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

Такие же события развернулись в конце февраля и в начале марта по всей Верхней Швабии, в районе между Боденским озером и Верхним Дунаем. Всюду возникали крестьянские лагери и отряды, разрушались монастыри и дворянские замки.

Альгауский рыцарь Верденштейн рассказывает в оставленной им хронике, как его крепостные крестьяне после принятия решения о введении «божественного права» собрались ночью перед его замком большой толпой и гневно говорили о своём бедственном положении и существующем неравенстве.

«Вы тут пьёте вино,— кричали кз толпы,— а нам остаётся только пить воду и выцарапывать из земли своими ногтями ничтожное питание!» На следующий день, рассказывает рыцарь, в замок явились все его крестьяне и заявили о своём отказе платить поборы и вести повинности.

На вопрос рыцаря: «В чём же вы меня, любезные братья, обвиняете и что же я вам сделал?» — кузнец от имени всех крестьян ответил ему: «Ничего особенного, только то, что все господа делают, но мы вообще не хотим иметь господ!»

Крестьяне потребовали также дать нм другого священника, который «правильно проповедует слово божье».

О том же рассказывают и феодалы других районов Верхней. Швабии.

По этим рассказам можно судить, какое огромное влияние оказывала на восставшую крестьянскую пассу пропаганда реформации в революционном духе, истолкование «божественного права» как устранение феодалов и разрушение их замков.