В революционной обстановке, создавшейся в Англии к осени 1640 г., выборы и открытие нового парламента имели громадное значение.

Парламент, в котором и прежде имелась буржуазная оппозиция абсолютизму, теперь, в условиях крайне обострившегося кризиса абсолютизма, в момент революционных выступлений широких народных масс, стал естественным организационным центром борьбы с феодально-абсолютистским режимом.

Одной из своеобразных черт Английской буржуазной революции XVII в. было то, что органом революции здесь на первом этапе стал парламент, в котором подавляющее большинство представляло интересы буржуазии и нового дворянства.

Этот парламент, оказавшийся на некоторое время во главе общенародного антифеодального движения, известен под названием Долгого парламента. Он собрался в Вестминстере 3 ноябюя 1640 г. и не расходился в течение 13 лет, до весны 1653 г.

В Долгом парламенте подавляющее большинство депутатов составляли дворяне. Из 511 членов палаты общин 91 депутат был послан графствами, 4— университетами, остальные депутаты представляли города.

Но в своем преобладающем большинстве и депутатами от городов были сельские джентльмены в сквайры, тесно связанные с буржуазией всей своей повседневной деятельностью в графствах то в качестве мировых судей, то в качестве королевских комиссаров, выступавших как своего рода доверенные лица буржуазии.


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

Это новое дворянство, представлявшее интересы капиталистического развития Англии, было вполне подготовлено к тому, чтобы возглавить парламентскую борьбу против абсолютизма и захватить в свои руки бразды правления в интересах новых имущих классов.

Три первоочередные задачи стояли перед парламентом в момент ого открытия: 1) наказать главных советников короля — вдохновителей политики произвола и насилия; 2) сделать невозможным повторение подобной политики в будущем; 3) довести до конца реформацию соответственно требованиям пуритан.

Пока речь шла о достижении первых двух целей, в парламенте царило полное единодушие, и ликвидация ряда учреждений феодально-абсолютистского режима была проведена с поразительной быстротой и решительностью.

На первых же заседаниях палата общин возбудила судебное преследование против лорда Страффорда, главного вдохновителя королевского деспотизма. Через месяц вслед за Страффордом в Тауэр был заключен и архиепископ Лод.

Орудия королевского произвола — судебная Звездная палата и административные советы по делам Севера и Уэльса — были уничтожены. Вместе с ними перестала функционировать и церковная Высокая комиссия. Из тюрем вышли политические заключенные, в их числе Джон Лильберн.

Палата отменила патенты на монополии, а их обладателей исключила из парламента, объявила противозаконным приговор по делу Гемпдена и впредь запретила взимание какого бы то ни было налога без разрешения парламента.

Наконец, 10 мая 1641 г. король был вынужден подписать закон, согласно которому парламент не мог быть распущен иначе, как по своему собственному постановлению. Таким образом, основы абсолютизма были подорваны.

Всех этих завоеваний парламент добился только благодаря неуклонно возраставшей активности народа и прежде всего плебейских масс Лондона.

Лондонские подмастерья и ученики, мелкие ремесленники, портовые рабочие и матросы своими решительными выступлениями на улицах столицы придавали смелость ораторам парламента. Не пуританское красноречие парламентских юристов, а восставший с оружием в руках народ каждый раз вынуждал короля идти на уступки парламенту.

Так, в частности, случилось и с биллем об опале Страффорда, обвиненного в государственной измене и других преступлениях. Только угроза штурма королевского дворца народом вырвала у Карла согласие на этот билль. 12 мая 1641 г. при огромном стечении народа Страффорд был казнен. Этим событием завершился первый этап революции.

Казнь Страффорда положила конец единодушию в парламенте. Для всех его членов было очевидно, что этот успех достигнут в результате выступления народных масс.

Часть членов парламента насторожилась, другие резко поправели, решительно сопротивляясь дальнейшим революционным преобразованиям: развязывание революционной инициативы народных низов отнюдь не входило в их расчеты.

Это наглядно обнаружилось при обсуждении билля о епископате, составленного на основе петиции 15 тыс. лондонцев об уничтожении «древа прелатства с его корнями и ветвями».

Билль этот был внесен в парламент в январе 1641 г. Одним из его авторов являлся член парламента от графства Кембридж сквайр Оливер Кромвель (1599— 1658), который, как и все владельцы бывших церковных земель, был непосредственно заинтересован в доведении реформации до конца.

Однако группа умеренных членов палаты общин резко воспротивилась биллю. «Если мы введем равенство в делах церкви, нам придется ввести равенство в делах государства», — заявил сквайр Стрейнджуэйс.

Другой член палаты — Эдмунд Уоллер выразился еще яснее: «Церковь и государство смешаны как вода и вино. Если путем поднятия рук и подачи в парламент петиции они добьются равенства в церковных делах, то ближайшим их требованием будет аграрный закон (т. е. раздел земель. — Ред.)ъ.

В нерушимости церковного строя он усматривал «защитный вал» собственности.

Билль был отклонен.