Церковь св. Мартина в Пражском Вышеграде. Около 1100 г.


Церковь св. Мартина в Пражском Вышеграде. Около 1100 г.

Черты культурной общности складывавшейся чешской народности проявились уже в VII—IX вв., в период, когда шло формирование общего чешского языка.

До появления письменности на чешском языке духовная культура чешского народа получила своё выражение в фольклоре, в народных преданиях и песнях.

Народное предание изображало первого чешского князя Пржемысла простым пахарем из села Стадицы.

В легенде X в. о князе Вацлаве, убитом его братом Болеславом, сохранилось яркое описание феодальных усобиц в Чехии, а также быта чехов — их одежды, жилищ, домашнего убранства. Запись этой легенды — древнейший (после паннонских житий о Кирилле и Мефодии) письменный источник по истории Чехии.

Написанная на старославянском языке, она содержала много чешских слов и оборотов.

Значение возникшей в IX в. церковной письменности на старославянском языке заключалось именно в том, что, содействуя сохранению в стране славянских обычаев и обрядовых песен, она сделалась в дальнейшем одним из средств борьбы чешского народа против чужеземной агрессии и католической церкви, которая служила идейной опорой немецкой колонизации.

Народные предания и песни, свидетельствовавшие о самобытной основе ранней чешской культуры, послужили одним из источников для первого чешского летописца, каноника собора св. Вита в Праге Козьмы (1045—1125).

Хроника Козьмы Пражского, составленная в трёх книгах, представляет собой выдающийся памятник чешской культуры начала XII в. Её автор был большим знатоком классической и славянской древности, путешественником и крупнейшим писателем своего времени.

Козьма Пражский освещал события ранней истории Чехии с точки зрения господствующего класса.

Вместе с тем в его хронике нашла отражение народная любовь к родной земле, «текущей сладким мёдом и млеком», к её обильной и щедрой природе.

Летопись Козьмы проникнута гневом по отношению к врагам Чехии, в ней отчётливо выражено враждебное чувство к начинавшемуся уже в его время проникновению немецких феодалов в Чехию.

В X—XIII вв. зародилась и получила значительное развитие церковная и гражданская архитектура, а также настенная церковная живопись.

Чешское искусство было родственно южнославянским, византийским и древнерусским образцам. Близкими к южнославянской и византийской архитектуре являлись собор в Градище, построенный в IX в., и другие церковные здания в городах.

Деревенские же срубные постройки XI—XII вв. стояли ближе всего к древнерусским образцам. Настенная живопись в чешских церквах XI—XIII вв. испытывала на себе несомненное влияние византийских форм. Однако сюжеты отражали события чешской истории.

Важное место в живописи занимали темы, относившиеся ко времени правления первых князей из династии Пржемысловичей. Пржемысловичи изображались в церковных росписях в виде статных, сильных, хорошо вооружённых людей. Византийское влияние нашло своё отражение в портретных изображениях на монетах X—XI вв.

Происходившая в XII—XIII вв. немецкая колонизация сопровождалась германизацией придворных кругов и аристократии. Немецкий язык становился официальным языком королевского двора и панских замков.

Вместе с элементами немецкого феодального быта в панские замки Чехии стала проникать и немецкая рыцарская литература. Однако чешская культура успешно противостояла чужеземным влияниям.

Чешский язык оставался общенародным языком при наиболее интенсивной немецкой колонизации. С этим фактом было вынуждено считаться даже католическое духовенство Чехии. В XII—XIII вв. в богослужебных книгах и латинских словарях появились подстрочные объяснения (глоссы) на чешском языке.

Возникла и чешская рыцарская литература. В рыцарских романах конца XIII в. важное место занимали сюжеты из жизни Пржемысла II и его завоеваний.

В появившемся в XIII в. драматическом жанре—в народных сценках с танцевальной музыкой—чешский язык стал господствующим.

Таким образом, чешская культура успешно развивалась, несмотря на попытки её германизации.