Восстание было подавлено отнюдь не силами одного центрального правительства.

Против восставших выступил один из пограничных дзедуши — Ли Кэ-юн, войска которого состояли главным образом из уйгуров.

Когда же с восстанием было покончено, претендентами на власть в Китае выступили двое — Ли Кэ-юн и Чжу Вэнь, военачальник, изменивший Хуан Чао.

Чжу Вэнь, получивший от императора за измену «почётное» наименование «Ц юань-чжун» («Полностью верный»), был ближе к трону и, кроме того, имел под своим командованием имперские войска.

Поэтому он смог опередить Ли Кэ-юна а в 907 г. низложил последнего императора танского дома.

Танская династия перестала существовать, но это событие не внесло существенных изменений в реальную обстановку.

Ни появление этой династии, ни её исчезновение не могут считаться вехами, отмечающими начало и конец какого-либо особого этапа истории феодализма в Китае.

Несмотря на раздробленность страны, наступившую после падения Танской династии, всё же в государственном строе Китая сохранялись элементы централизации, делавшие политическое единство государства более прочным, чем это было, например, в государствах Европы рассматриваемого периода.

Этому способствовало то, что для жизни населения имели важное значение общественные работы по устройству и ремонту дамб и плотин, которые предохраняли поля и населённые пункты от разливов рек и наводнений, и по сохранению и расширению оросительной сети.

Это были работы, по своим масштабам выходившие за узкоместные пределы.

Элементы централизации, сохранявшиеся в государственном строе Китая на этом этапе его истории, поддерживались также наличием сильно развитого товарного обращения и экономических связей внутри страны.

Феодалы были заинтересованы в сохранении центральной власти и в силу той опасности, которую для них представляли широкие народные движения.

Большую роль в сохранении некоторой централизации сыграла и внешняя обстановка — угроза вторжений со стороны кочевников.