"Золотое окно" церкви Орсанмикеле во Флоренции. XIV в.

«Золотое окно» церкви Орсанмикеле во Флоренции. XIV в.

Большие изменения в XIV в. произошли внутри ремесленного цехового производства. В первый период своего существования цехи играли прогрессивную роль.

Но стремление цехов сохранить и увековечить мелкое производство, традиционные приёмы и орудия труда и тенденция приостановить дальнейший технический прогресс, потому что технические усовершенствования содействовали развитию конкуренции, превращали цехи в тормоз технического развития, в препятствие для дальнейшего роста производства.

Однако, как ни препятствовали цеховые уставы развитию конкуренции между отдельными ремесленниками внутри цеха, по мере роста производительных сил и расширения внутреннего и внешнего рынка она всё больше и больше росла.

Отдельные ремесленники расширяли своё производство за пределы, установленные цеховой регламентацией. Увеличивалось экономическое и социальное неравенство в цехе.

Состоятельные мастера, владельцы более крупных мастерских, начинали практиковать сдачу работы мелким мастерам, снабжали их сырьём или полуфабрикатом и получали готовые изделия.


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

Таким образом, из среды прежде единой массы мелких ремесленников постепенно выделилась зажиточная цеховая верхушка, эксплуатировавшая мелких мастеров — непосредственных производителей. В положение эксплуатируемых попала и вся масса учеников и подмастерьев.

Средневековое ремесло, основанное на ручном труде, требовало очень продолжительного времени для обучения. Срок обучения ремеслу был различен в разных ре. мёслах и цехах и колебался в общем от 2 до 7 лет. Были цехи и с более продолжительным временем ученичества — в 10—12 лет.

При длительном сроке обучения крупный мастер мог с большой выгодой для себя очень долго пользоваться трудом своего уже получившего значительную квалификацию ученика. Нередко мастера даже переуступали друг другу за определённую сумму денег свои права на учеников.

Это прямо называлось их «продажей». Таким образом, в цехах имела место эксплуатация учеников, неизбежно возраставшая по мере развития цехового строя.

Цеховые мастера эксплуатировали и подмастерьев. Продолжительность рабочего дня подмастерья была обычно очень велика. Судил подмастерьев цеховой суд, в котором заседали опять-таки мастера.

В XIV—XV вв., в период начавшегося упадка и разложения цехового ремесла, положение учеников и подмастерьев резко ухудшилось.

Если в начальный период существования цеховой системы ученик, пройдя стаж ученичества и став подмастерьем, а затем проработав некоторое время у мастера и накопив небольшую сумму денег, мог рассчитывать стать мастером (затраты на устройство мастерской при мелком характере производства были невелики), то теперь доступ к этому ученикам и подмастерьям был фактически закрыт.

Стремясь отстоять свои привилегии в условиях растущей конкуренции, мастера начали всячески затруднять получение звания мастера подмастерьям и ученикам.

Произошло так называемое «замыкание цехов». Звание мастера стало практически доступным для подмастерьев и учеников, только если они являлись близкими родственниками мастеров.

Другие же, чтобы получить звание мастера, должны были уплатить очень крупный вступительный взнос в кассу цеха, выполнить требующую больших денежных затрат образцовую работу — шедевр, устроить дорогое угощение для членов цеха и т. д.

Лишённые таким образом возможности стать когда-либо мастерами и открыть собственную мастерскую, подмастерья превращались в «вечных подмастерьев», т. е. по сути дела в наёмных рабочих.

Крестьяне, потерявшие землю, а также ученики и подмастерья, превратившиеся фактически в наёмных рабочих, являлись составной частью того слоя городского населения, который можно назвать предпролетариатом и в который входили также вне-цеховые подёнщики, разного рода неорганизованные рабочие, а также обедневшие члены цеха — мелкие ремесленники, всё более попадавшие в зависимость от разбогатевших крупных мастеров и отличавшиеся от подмастерьев только тем, что работали у себя на дому.

Не являясь рабочим классом в современном смысле слова, предпролетариат был «более или менее развитым предшественником современного пролетариата» К Он составлял основную часть низшего слоя горожан — плебейства.

По мере развития и обострения социальных противоречий внутри средневекового города эксплуатируемые слои городского населения начали открыто выступать против стоявшей у власти городской верхушки, в состав которой входила теперь во многих городах и разбогатевшая часть цеховых мастеров, цеховая аристократия.

В эту борьбу включался и самый низший и бесправный слой городского населения — люмпен-пролетариат, т. е. слой людей, лишённых определённых занятий и постоянного местожительства, стоявших вне феодально-сословной структуры.

В период начавшегося разложения цеховой системы развивалась и эксплуатация непосредственного производителя — мелкого ремесленника — торговым капиталом. Торговый, или купеческий, капитал старше капиталистического способа производства.

Он представляет собой исторически древнейшую свободную форму капитала, существовавшую задолго до того, как капитал подчинил себе само производство, и возникшую раньше всего в торговле.

Торговый капитал действует в сфере обращения, и функция его заключается в том, чтобы обслуживать обмен товаров в условиях товарного производства и в рабовладельческом обществе, и в феодальном, и в капиталистическом.

По мере развития при феодализме товарного производства и разложения цехового ремесла торговый капитал стал постепенно проникать и в фру производства, начал непосредственно эксплуатировать мелкого ремесленника.

Обычно купец-капиталист выступал на первых порах в роли скупщика. Он скупал сырьё и перепродавал его ремесленнику, скупал товары ремесленника для дальнейшей продажи и часто ставил менее обеспеченного ремесленника в зависимое от себя положение.

Особенно часто установление такой экономической зависимости было связано с отпуском ремесленнику сырья, а иногда и инструментов в кредит.

Такому попавшему в кабалу к скупщику или даже прямо разорившемуся ремесленнику ничего другого не оставалось, как продолжать работать на купца-капиталиста, только уже не в качестве самостоятельного товаропроизводителя, а в качестве человека, лишённого средств производства, т. е. фактически наёмного рабочего.

Этот процесс и послужил исходным пунктом зарождавшейся в период разложения средневекового ремесленного производства капиталистической мануфактуры.

Особенно ярко, хотя и своеобразно, все эти процессы протекали в Италии.