Анализ «Салической правды» показывает, что в развитии франкского общества после завоевания франками территории Галлии большую роль играли и римские, и франкские общественные порядки.

С одной стороны, франки обеспечили более быстрое уничтожение рабовладельческих пережитков.

«Исчезло античное рабство, исчезли разорившиеся, нищие свободные,— писал Энгельс,— презиравшие труд как рабское занятие. Между римским колоном и новым крепостным стоял свободный франкский крестьянин».

С другой стороны, влиянию римских общественных порядков надо в значительной мере приписать не только окончательное разложение родовых отношений у франков, но и быстрое исчезновение у них общинной собственности на пахотную землю.

К концу VI в. она превратилась уже из наследственного владения в полную, свободно отчуждаемую земельную собственность (аллод) франкского крестьянина.

Само переселение франков на римскую территорию разрывало и не могло не разрывать союзы, основанные на кровном родстве. Постоянные передвижения перемешивали между собой племена и роды, возникали союзы мелких сельских общин, ещё продолжавших владеть, землёй сообща.

Однако вта общинная, коллективная собственвость на пахотную землю, леса и луга не являлась у франков единственной формой собственности. Наряду с ней в самой общине существовала возникшая ещё задолго до переселения индивидуальная собственность франков на приусадебный участок земли, скот, оружие, дом и домашнюю утварь.

На завоёванной франками территории продолжала существовать и сохранившаяся от античности частная земельная собственность галло-римлян.

В процессе завоевания римской территории возникла и утвердилась крупная частная собственность на землю франкского короля, его дружинников, служилых лиц и приближённых. Сосуществование разных видов собственности продолжалось сравнительно недолго, и общинная форма собственности на пахотную землю, соответствовавшая более низкому уровню производительных сил, уступила место аллоду.

Эдикт короля Хильперика (вторая половина VI в.), установившего, во изменение «Салической правды», наследование земли не только сыновьями, но и дочерьми умершего, а ни в коем случае не его соседями, показывает, что этот процесс происходил очень быстро.

Появление земельного аллода у франкского крестьянина имело важнейшее значение. Превращение общинной собственности на пахотную землю в собственность частную, т. е. превращение этой земли в товар, означало, что возникновение и развитие крупного землевладения, связанного уже не только с завоеванием новых территорий и захватом свободных земель, но и с утратой крестьянином права собственности на обрабатываемый им земельный участок, стало вопросом времени.

Так, в результате взаимодействия социально-экономических процессов, происходивших в древнегерманском обществе и в поздней Римской империи, франкское общество вступило в период раннего феодализма.

Сразу же после смерти Хлодвига раннефеодальное Франкское государство раздробилось на уделы его четырёх сыновей, потом на короткое время объединилось и затек вновь раздробилось на части. Лишь правнуку Хлодвига Хлотарю II и праправнуку Дагоберту I удалось достичь более длительного объединения территории государства в одних руках в начале VII в.

Но могущество королевского рода Меровингов во франкском обществе основывалось на том, что они обладали крупным земельным фондом, создавшимся в результате завоеваний Хлодвига и его преемников, а этот земельный фонд в течение VI и особенно VII в. непрерывно таял.

Меровинги щедрой рукой раздавали пожалования и своим дружинникам, и своим служилым людны, и церкви. 6 результате непрерывных земельных дарений Меровингов реальная основа их власти значительно уменьшилась. Силу в обществе получили предста-ви тел и других, более крупных и богатых землевладельческих родов.

В связи с этим короли из рода Меровингов были оттеснены на задний план и получили прозвище «ленивых», а фактическая власть в королевстве оказалась в руках отдельных выходцев из землевладельческой знати, так называемых майордомов (майор-домами первоначально назывались старшие управители королевским двором, заведовавшие дворцовым хозяйством и дворцовыми служителями).

С течением времени майордомы сосредоточили в своих руках всю военно-административную власть в королевстве и стали его фактическими правителями.

«Королю же, — писал летописец,— оставалось довольствоваться одним лишь титулом и, восседая на троне с длинными волосами и отпущенной бородой, представлять собой только одно подобие государя, выслушивать отовсюду являвшихся послов и давать им при прощании, как бы от своего имени, ответы, заранее им заученные и ему продиктованные... Управление же государством и всё, что нужно было исполнить или устроить во внутренних или внешних делах, всё это лежало на попечении майор-дома».

В конце VII и в начале VIII в. особенно усилились майордомы, вышедшие из богатого знатного рода Каролингов, которые и положили начало новой династии на престоле франкских королей — династии Каролингов (VIII—X вв.).