Бабидское движение свидетельствовало о резком обострении классовых противоречий в Иране.

Но были и другие признаки нараставшего политического кризиса.

Еще в начале 40-х годов иранское правительство оказалось в чрезвычайно затруднительном положении в результате углубления конфликта с Турцией, за которой стояла Англия. Непосредственной причиной конфликта были ирано-турецкио пограничные столкновения.

В 1841 г. иранские войска заняли Мохаммеру, незадолго до этого захваченную турками у зависимых от Ирана арабских племен. В следующем году иранские войска вступили в пределы Ирака, разгромили турецкие войска и заняли священный для шиитов город Кербелу.

Но в самом начало 1843 г. турецкие войска напали на Кербелу, перебили находившихся там иранских солдат и учинили резню местного населения.

Известия об этих событиях вызвали в Иране всеобщее возмущение. Иранское правительство готовилось ответить Турции войной, но, сознавая свою слабость и опасаясь осложнений с Англией, было вынуждено вступить с Турцией в переговоры при участии также держав-посредниц — Англии и России, из которых первая поддержала Турцию, а вторая — Иран.

Согласно заключенному Эрзурумскому трактату (вступившему в силу в 1847 г.), Мохаммера была признана владением Ирана, но Иран уступил туркам важную в стратегическом отношении западную часть Зохабского округа и признал ирано-турецкую границу по левому берегу Шатт-эль-Араба.


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

Правительство Англии усилило в эти годы давление на Иран при посредстве феодалов-сепаратистов. В 1846 г. хорасанский хан Салар, получив денежную поддержку от англо-индийских властей, поднял открытый мятеж против иранского правительства.

Салар предъявил шаху требование вернуть из эмиграции его отца Аллаяр-хана, высланного из Ирана, и назначить его на пост садразама (первого министра) и хорасанского правителя.

Все это порождало тревогу в правящем классе и вызывало у отдельных его представителей стремление укрепить центральную власть, создать боеспособною армию, упорядочить финансы, устранить вмешательство иностранных держав.

Выразителем этих взглядов явился видный иранский дипломат и государственный деятель Мирза Таги-хан. Одно время он был командующим армией в Тебризе с титулом амир-низама (князь войск) и уже тогда проявил большую энергию в деле реорганизации армии, хотя его усилия вследствие общей обстановки в Иране остались но существу безрезультатными.

Столь же бесплодными были попытки Таги-хана бороться со взяточничеством и подкупами, царившими среди офицеров и чиновников.

В 1843—1847 гг. Таги-хан вел дипломатические переговоры с Турцией, завершившиеся подписанием Эрзурумского трактата. Ознакомление с реформами, проводившимися в Турции в период танзимата, укрепило Таги-хана в решимости добиваться аналогичных преобразований и в Иране.

По возвращении из Турции Таги-хан снова отправился в Тебриз и находился там при валиахде (наследнике престола), шестнадцатилетнем принце Насер-эд-дине. Валиахд по традиции являлся правителем Иранского Азербайджана. Таги-хан пользовался у него полным доверием и фактически управлял этой провинцией.

В сентябре 1848 г. умер Мохаммед-шах, после чего Насер-эд-дин во главе войска, которым командовал Таги-хан, прибыл в столицу и вступил на престол.

Воцарение Насер-эд-дина означало укрепление позиций Мирзы Таги-хана, занявшего пост первого министра.