Одной из важнейших причин поражения июньского восстания 1848 г. явилась изолированность парижских рабочих от рабочего класса остальной Франции.

Большую роль сыграли колебания городской мелкой буржуазии и пассивность крестьянства, обманутого контрреволюционной пропагандой.

В некоторых провинциальных городах передовые рабочие выражали свое сочувствие июньским повстанцам.

В Лувье и в Дижоне рабочие организовали демонстрации солидарности с революционными пролетариями Парижа.

В Бордо толпа рабочих пыталась захватить здание префектуры. Рабочие записывались в отряды добровольцев для похода в Париж на помощь восстанию.

Делались попытки не пропустить в столицу войска, вызванные из ее окрестностей.

Однако сочувственные отклики на восстание в Париже были слишком слабыми и не могли поэтому изменить ход событий.

Международная контрреволюция одобрительно встретила кровавое подавление июньского восстания.

Николай I прислал Кавеньяку поздравление по этому поводу.

Прогрессивные люди многих европейских стран выражали свою солидарность с революционными рабочими Парижа.

Мучительно переживали жестокую расправу над участниками июньского восстания Герцен и другие русские революционные демократы.


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

Историческое значение июньского восстания, 1848 г. в Париже весьма велико. Маркс назвал его «первой великой битвой между обоими классами, на которые распадается современное общество.

Это была борьба за сохранение или уничтожение буржуазного строя». В. И. Ленин видел один из важнейших уроков июньского восстания в том, что оно вскрыло ошибочность и пагубность теории и тактики Луи Блана и других представителей мелкобуржуазного утопического социализма, освободило пролетариат от многих вредных иллюзий.

«Расстрел рабочих республиканской буржуазией в июньские дни 1848 года в Париже,—указывал Ленин,—окончательно определяет социалистическую природу одного пролетариата... Все учения о не-классовом социализме и о не-классовой политике оказываются пустым вздором».