Декрет Конвента о ликвидации королевской власти

Декрет Конвента о ликвидации королевской власти

В день победы при Вальми в Париже открылись заседания Национального Конвента, избранного на основе всеобщего избирательного права.

В Конвенте было 750 депутатов. 165 из них принадлежали к жирондистам, около 100—к якобинцам.

Париж избрал своими депутатами только якобинцев, в том числе Робеспьера, Марата и Дантона.

Остальные депутаты не примыкали ни к одной партии — их иронически прозвали «равниной» или «болотом».

Первыми актами Конвента были декреты об упразднении монархии и установлении во Франции республики, воспринятые народом с величайшим удовлетворением.

С первых же дней как в самом Конвенте, так и за его пределами завязалась борьба между жирондистами и якобинцами.

Хотя жирондисты не участвовали в восстании 10 августа и народное восстание победило вопреки им, они стали теперь правящей партией.


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

В их руках находился Временный исполнительный совет, к ним перешла на первых порах руководящая роль и в Конвенте.

Жирондисты представляли те слои торгово-промышленной и землевладельческой буржуазии, которые уже успели добиться осуществления своих основных экономических и политических требований.

Жирондисты боялись народных масс, не хотели дальнейшего развития революции, пытались остановить, затормозить ее, ограничить достигнутыми пределами.

Якобинцы же отражали интересы революционно-демократической, главным образом мелкой, буржуазии, которая в блоке с широкими народными массами города и деревни стремилась развивать революцию дальше.

Сила якобинцев — этих передовых буржуазных революционеров—состояла в том, что они не боялись народа, а опирались на него и смело возглавляли его борьбу за дальнейшее углубление революции. Как указывал В. И. Ленин, в период Французской революции конца XVIII в. «мелкие буржуа могли еще быть великими революционерами».

Жиронда пыталась остановить революцию; Гора, опираясь на народные массы, стремилась двинуть революцию вперед.

В этом заключалась сущность борьбы Горы с Жирондой, отсюда вытекали все их разногласия.