Финикия, Сирия, Палестина и Аравия в X - VI вв. до н.э.

Финикия, Сирия, Палестина и Аравия в X — VI вв. до н.э.

В начале I тысячелетия до н. э. в Передней Азии наблюдается ряд новых явлений в развитии производительных сил.

В IX—VIII вв. до н. э. все значительные армии того времени начинают применять железное оружие; железо начинает широко применяться и для изготовления орудий труда, например серпов, лемехов, что позволило двинуть вперёд развитие сельского хозяйства и особенно ремесла.

Замечается сдвиг в целом ряде областей техники. Значительно усовершенствовалась обработка камня, развивается производство стекла и глазури (прежде всего в Египте, а затем в Ассирии и Вавилонии, в Финикии). Усовершенствовалось и ткацкое ремесло, производились различные пестротканные, вышитые и ковровые изделия.

Было накоплено значительное количество фактических сведений в области естественных наук. Материальная культура Передней Азии I тысячелетия до и. э. в целом значительно богаче, чем материальная культура предшествовавших тысячелетий.


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">


style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

С развитием производительных сил усиливается необходимость в обмене между отдельными районами.

Политическая карта Передней Азии в начале I тысячелетия до н. э. по сравнению с XIII—XII вв. до н. э. значительно изменилась. В Палестине, Сирии, юго-восточной части Малой Азии и Северной Месопотамии в это время возникло множество мелких царств с населением различного этнического состава.

На юге, вдоль побережья Палестины, жили филистимляне — переселенцы с Крита или из юго-западных областей Малой Азии, а далее, вглубь страны — евреи и другие племена, говорившие на языках ханаанейской группы семитической семьи языков (государства Израиль, Иудея, Аммон, Моав и Эдом).

На сходном с ними языке говорили и жители городов-государств Финикии, среди которых первое место занимал Тир, а позже Сидон.

Сирия, так же как и Северная Месопотамия, была теперь в значительной мере заселена племенами арамейской группы семитической семьи языков.

В Вавилонии постепенно оседают степняки — халдеи, по-видимому ветвь тех же арамеев.

В Сирии и юго-восточной части Малой Азии наряду с арамеями обитало население, говорившее на индоевропейском языке хеттской группы и обладавшее особой иероглифической письменностью.

В Северной Месопотамии, а также в горных областях на юге и западе Армянского нагорья сохранились отдельные хурритские районы.

Ряд мелких государств образовался к этому времени и на территории Армянского нагорья.

Они были населены хурритскими и близкими им урартскими племенами, а также, возможно, племенами, родственными позднейшим грузинам и армянам.

Каменное надгробие с изображением всадника и верблюда. Южная Аравия. Конец I тысячелетия до н.э.

Каменное надгробие с изображением всадника и верблюда. Южная Аравия. Конец I тысячелетия до н.э.

В центре Малой Азии создалось государство Фригия. Ассирийцы называли её «страной мушков». Позднее к западу от Фригии возникло государство Лидия.

К югу от основных рабовладельческих государств Передней Азии была расположена обширная страна, на южных окраинах которой, в стороне от ведущих цивилизаций древнего Востока, формируется раннее рабовладельческое общество. Это была Аравия.

Рабовладельческие государства Южной Аравии, на первых порах сравнительно слабо связанные с окружающим миром, в первой половине I тысячелетия до н. э. вступают в более прочные отношения с другими государствами Передней Азии.

С IX в. начинает восстанавливаться могущество Ассирии. Завоёвывая одно за другим окрестные государства, Ассирия постепенно объединяет под своей властью значительную часть Передней Азии.

В связи с этим история отдельных государств, существовавших к началу I тысячелетия до н. э. в обширной полосе от Чёрного до Красного моря и вплоть до Индийского океана — на территории Малой Азии, Сирии, Палестины и Аравии,— слагается по-разному.

В то время как Сирия и Палестина (с финикийским побережьем) жили под постоянной ассирийской угрозой и основную черту их политической истории рассматриваемого времени составляла борьба с Ассирией, государства Малой Азии сталкивались с Ассирией сравнительно мало, а государства Аравии соприкасались с крупными державами Передней Азии и -совсем в незначительной мере.

Аравийский полуостров, равный по площади четверти Европы, в древности — во всяком случае со второй половины II тысячелетия до н. э., — как и теперь, представлял в большей своей части волнистое плато, пересечённое руслами высохших рек. Большую часть страны покрывали сухие степи, переходившие во внутренних частях полуострова в песчаные и каменистые пустыни.

Лишь местами, в немногочисленных оазисах около источников и колодцев, было возможно земледелие. Более значительные пространства, пригодные для обработки, да и то при наличии искусственного орошения, имелись лишь на юго-западе полуострова, на территории современного Йемена. Географы III—II вв. до н. э. делили Аравию на Каменистую (северо-западная часть страны),

Пустынную (большая часть полуострова) и Счастливую (земледельческие области на юго-западе). Эти части полуострова были различны не только по своей природе, но и по образу жизни населявших их жителей.

Население Аравии было довольно однородно в этническом отношении — оно говорило на языках южной ветви семитической группы (наиболее известные современные представители этой ветви — арабский язык и некоторые языки нынешней Эфиопии — Абиссинии), но во многом различалось по своему хозяйственному укладу и уровню общественного развития.

Обширные степные пространства (по-арабски—бадия) были населены немногочисленными племенами кочевников (бадауин, откуда происходит -слово «бедуин»).

Образ жизни бедуинов, как и образ жизни других кочевников, изменялся крайне медленно, так что те данные, которые для первых столетий нашей эры даёт так называемая доисламская поэзия арабов, в какой-то мере имеют значение и для характеристики быта бедуинов в I тысячелетии до н. э.

Бедуины кочевали по песчаным степям Аравийского полуострова со стадами мелкого рогатого скота и одногорбых верблюдов (дромадеров).

Время приручения верблюда человеком неизвестно: хотя изображение человека рядом с верблюдом дошло из Египта ещё от времени VI династии, а верблюда с поклажей — от времени XVIII династии, однако первые достоверные известия об отрядах воинов на верблюдах имеются лить от самого конца II тысячелетия до н. э.

Верблюд как вьючное животное для караванов не применялся в Передней Азии ещё и в начале I тысячелетия до н. э., кроме как у арабов, у которых он имел уже в то время широкое распространение. У аравийских кочевников разведение верблюдов достигло, по-видимому, особенного развития и обеспечивало их не только вьючным скотом, но и шерстью и молоком.

Где это было возможно, скотоводство дополнялось также примитивным земледелием. Важное место в жизни бедуинов занимала финиковая пальма, использовавшаяся самыми различными способами.

Бедуины жили первобытно-общинным строем: земля, вода, пастбища были собственностью рода и племени. Высшей формой социальной организации было племя (кабила) племена делились на роды (каум), а роды — на патриархальные семьи (ахль — шатёр).

Родовые связи были чрезвычайно крепки: вне рода человек был ничто. До сих пор бедуин, называя себя, указывает прежде всего название своего племени, а затем уже своё личное имя.

В жизни бедуинов играл большую роль обычай кровной мести, и часто целые племена истребляли друг друга в кровавых войнах, мстя за убийства.

Во главе племён стояли шейхи, власть которых была ограничена советом представителей отдельных родов.

В начале I тысячелетия до н. э. у арабов были ещё сильны пережитки материнского рода Во главе арабских племён иногда стояли женщины.

В ассирийских источниках упоминается арабская «царица» Самсие, приславшая около 720 г. до н. э. дары ассирийскому царю Саргону II.

Подчинённые ей племена жили на восточных границах Сирии.