Римско-парфянские отношения резко обострились с появлением на Востоке Марка Антония, считавшего себя наследником Цезаря и исполнителем его неосуществлённых планов.

Парфянский царевич Пакор, желая вырвать инициативу из рук Антония, вторгся в Сирию в союзе с перешедшим на сторону парфян республиканцем Квинтом Лабиеном.

Наместник Сирии Децидий Сакса был разбит и погиб.

Лабиен, на сторону которого переходили мелкие римские гарнизоны, служившие некогда Бруту и Кассию, двинулся в Малую Азию, которую ему удалось подчинить почти полностью.

Он принял титул «парфянского императора» и счёл себя самостоятельным владетелем.

Тем временем Пакор захватил Сирию и все финикийские города, кроме Тира.

При приближении парфянских войск поднялось антиримское движение и в Палестине.

Таким образом Сирия, Палестина и почти вся Малая Азия оказались в руках парфян или под их влиянием (40 г. до н. э.).

В результате этих крупных побед парфяне стали прямой угрозой владычеству римлян в Восточном Средиземноморье.

Однако их успехи были непрочны. Дарфинская держава, представлявшая собой неустойчивое объединение полу самостоятельных областей с разным уровнем общественного развития, не могла создать в завоёванных областях надёжной администрации, не могла связать их прочными экономическими и политическими узами с остальными областями империи.

Несмотря на серьёзные внутренние потрясения, связанные с гражданскими войнами, Рим в конечном счёте оказался сильнее Парфии.

Уже в 39—38 гг. полководец Антония Вентидий Басс нанёс парфянам несколько чувствительных ударов.

В частности, в 38 г. до н. э. в битве при Гиндаре погиб царевич Пакор — руководитель парфян в их походе на римские владения.

Граница между Парфией и Римом на Евфрате была восстановлена.

Вскоре парфянским царём стал Фраат IV (37—2), сын Орода II.