Казалось, империя раскалывается на части.

Разразилась страшная эпидемия чумы, голод.

В Сицилии началось восстание, которое современники сравнивали с восстаниями рабов времён республики.

Несколько позже, чем в Африке, видимо, к концу правления Галлиена и Постума, восстание крестьян и колонов началось и в Галльской империи.

К восставшим примкнул город Августодун, где было много мелких ремесленников и ремесленников, занятых в императорских оружейных мастерских.

Галльские повстанцы получили название «багаудов», что на языке галлов означало «борцы».

Они захватывали крупные имения, убивали или изгоняли владельцев.

К повстанцам переходили нередко и солдаты. Знать в панике бежала.

Впоследствии её представители с ужасом говорили об этом страшном для них времени, когда «пахари превращались в пехотинцев, а пастухи во всадников».

Всё большие и большие массы земледельческого населения примыкали к восстанию.

Движение багаудов оказало на галльских магнатов то же влияние, что на африканских аристократов движение мавретанских колонов,— они стали искать союза с Римом.

Последний галльский император Тетрик, сам крупнейший землевладелец Аквитании, тайно обратился к правившему тогда императору Аврелиану, прося его «завоевать» Галльскую империю и обещая сдать ему свою армию, лишь для вида приняв бой.

Аврелиан откликнулся на его просьбу, и Галльская империя была воссоединена с Римской, причём Тетрик получил большие богатства и наместничество на юге Италии.